Главная Люди в Китае Китайские предприниматели по ту сторону Великой стены

Люди в Китае:

Китайские предприниматели по ту сторону Великой стены

Прошло 20 лет с тех пор, как Китай запустил производственные мощности в мировом масштабе, и сегодня каждый третий бизнесмен хочет пройти по стопам ведущих мировых брендов и открыть свой бизнес в Поднебесной. Однако новое поколение китайских бизнесменов и само стремится на Запад. Сегодня гостем «Правда в чае» стал владелец китайской медиакомпании Mango Moon, который считает, что конкурировать с зарубежными бизнесменами возможно далеко не только в стоимости рабочей силы. 

— Майкл, расскажите о своем бизнесе? Почему китайский бизнесмен выбрал нишу медиа?

— Все дело в том, что потребительскую модель китайцы переняли у запада: они доверяют рекламе, отражающей традиционные человеческие ценности и верят звездам телешоу. Все как в Европе или Австралии. Когда я начинал бизнес 15 лет назад, западный стиль жизни был мне значительно ближе, чем, к примеру, моему отцу. У меня уже не было тех страхов, которыми так страдают азиатские бизнесмены, разменявшие пятый десяток. Основав компанию «Манго Мун», я видел перспективы рынка нестандартных «продакшн-услуг» и, помимо производства обычной рекламы, решил сконцентрироваться на этом. 

— Расскажите немного об этих услугах.

— Начну с услуги «on-hold» (та информация, которую клиент получает, пока «висит» на телефоне — прим.ред.) У многих компаний эта услуга даже не является полноценной, так как чаще всего все ограничивается стандартной мелодией либо унылым опросом. Я выбрал иной способ: вместо скучных сообщений мы записываем профессиональных комиков с телешоу и комедийных фестивалей, а также проводим нестандартные клиентские опросы. Только представьте себе: клиент уже пять минут висит на телефоне и когда, наконец, оператор поднимает трубку, то, вместо упрека в медлительности, слышит хохот клиента после очередной шутки.

Надо продавать не просто товар по хорошей цене, а скорее, впечатления, получаемые при покупке

Сейчас уже очевидно, что надо продавать не просто товар по хорошей цене, но продавать, скорее, впечатления, получаемые при покупке. Это называется эмпирические коммуникации (experiential communication). К примеру, когда семья приходит ко мне заказать «капсулу времени», я стараюсь вовлечь их в процесс создания продукта, чтобы они сами подобрали кадры или вещи, которые они хотят запечатать вместе с видеозаписью в капсулу, которую откроют детям на их совершеннолетие. Люди окунаются в воспоминания и иногда проводят в студии по полдня. Создаваемая таким образом дополнительная эмоциональная ценность продукта и определяет ее конкурентоспособность на рынке. 

— Ваш стиль ведения бизнеса ближе к западной или восточной модели?

— Я думаю, в равной степени к обеим моделям. Могу привести несколько примеров. Китайские бизнесмены в большинстве своем считают цену главным конкурентным преимуществом. Это объясняется консервативностью китайского мышления, однако у этой консервативности есть и плюсы. Китайцы по своей природе доверяют медленному, но уверенному росту и стремятся всегда диверсифицировать бизнес, чтобы, в случае проблем на рынке, всегда иметь стабильный источник дохода. Я тоже следую этому примеру, поэтому занимаюсь еще и кейтерингом (выездное ресторанное обслуживание) для съемочных площадок. Творчества здесь мало, зато прибыль стабильна и можно вкладывать в развитие бизнеса.

Китайцы по своей природе доверяют медленному, но уверенному росту и стремятся всегда диверсифицировать бизнес

Западная же модель наглядно видна по моему персоналу. У меня работают менеджеры и дизайнеры из Греции, Израиля, а также несколько австралийцев и даже маори. Здесь преимущества мультикультурализма очевидны. Возьмите к примеру «Тойоту» с их слоганом «На каком бы языке не говорили — мы говорим на нем». Все просто: если покупатель грек, то, увидев среди продавцов грека, он почувствует себя более раскованно, и шансы покупки возрастут.

— Кстати, о мультикультурализме: каким был деловой климат в Австралии, когда вы начинали, и какой он сейчас?

— Я начал свою карьеру бизнесмена еще на первом курсе австралийского университета. Когда ты начинаешь бизнес молодым, есть достаточно времени для полной адаптации. Однако в то время это не было очевидным преимуществом. Хороший английский и знание манер не могли изменить твое лицо. Для австралийцев тогда это было лицо ”yellow peril” (желтой угрозы). Фраза родилась во времена золотой лихорадки, когда китайские эмигранты составляли реальную конкуренцию австралийским старателям, лишая их части прибыли. 

Сегодня же Китай не только не конкурирует с австралийским бизнесом, но становится его катализатором. Мало кто знает, что массовый приток китайских эмигрантов во время глобальной рецессии в 2008-2009 годах защитил экономику Австралии, и «оззи» перенесли этот кризис как легкую весеннюю простуду. Китайская торговая палата в Австралии сегодня очень влиятельный орган, что говорит о растущей роли китайской бизнес-элиты в австралийской экономике. Спустя 20 лет мы, наконец, перестали быть угрозой.

Для справки: Более 70 процентов бизнес-мигрантов в Австралию родом из Китая. Каждый такой бизнесмен принес австралийской экономике в среднем $ 1,16 млн инвестиций в 2011-2012 годах.

— На что бизнесменам, работающим с китайскими партнерами, стоит обратить внимание?

— Во первых, китайцы инвестируют очень осторожно. Проблема здесь в том, что они боятся выйти из зоны комфорта. К примеру, многие мои друзья из Китая предпочитают стабильный доход перспективам роста, удовлетворяя спрос внутри австралийских чайна-таунов и диаспоры. Частично это объясняется природной осторожностью, частично тем, что китайцу тяжелее дается иностранный язык, да и культурные различия между западом и востоком весьма ощутимы. Неготовность к риску также объясняется тем, что в период индустриальной экономики работа на хороших должностях считалась пожизненной в Китае и называлась «железным шаром риса».

В период индустриальной экономики работа на хороших должностях считалась пожизненной в Китае и называлась «железным шаром риса»

Это означало, что менеджеры могут занимать определенную должность всю свою жизнь, и оплата их труда зачастую не была связана с качеством работы. Сейчас, с приходом молодежи в бизнес ситуация меняется, однако одна вещь, на мой взгляд, останется неизменной — это стремление китайцев узнать своих бизнес-партнеров как можно лучше. Если иностранные компании хотят делать бизнес с китайцами, они должны понять что такое «гуаньси». Бизнес-ценности и убеждения в Китае в корне отличаются от таковых в других странах и построены на личных взаимоотношениях.

61 просмотров 0 Комментариев

Добавить комментарий

Войти через:

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *