Главная Люди в Китае Как «золотая молодежь» принимает в наследство Китай

Люди в Китае:

Как «золотая молодежь» принимает в наследство Китай

Допустив появление рыночной составляющей в своей экономике, Китай столкнулся и с ее недостатками. «Правда в чае» рассказывает с примерами о представителях «богатых во втором поколении», которым предстоит унаследовать многомиллиардные предприятия.

Весной 1847 года небезызвестные К. Маркс и Ф. Энгельс, давно вынашивавшие утопическую теорию государственного и общественного строя, примкнули к тайному пропагандистскому обществу с названием, говорившим само за себя — «союз коммунистов». И уже спустя год, 21 февраля 1848 года этот союз, возглавленный немецкими эмигрантами, провозгласил «Манифест коммунистической партии», сделав пролетариат мечом, от которого суждено было пасть феодалам, объявляя тем самым закат эпохи капитализма.

«Пролетариат использует свое политическое господство для того, чтобы вырвать у буржуазии шаг за шагом весь капитал, централизовать все орудия производства в руках государства, то есть пролетариата, организованного как господствующий класс, и возможно более быстро увеличить сумму производительных сил. 

Это может, конечно, произойти сначала лишь при помощи деспотического вмешательства в право собственности и в буржуазные производственные отношения, то есть при помощи мероприятий, которые экономически кажутся недостаточными и несостоятельными, но которые в ходе движения перерастают самих себя и неизбежны как средство для переворота во всем способе производства» — кричали отцы коммунизма со своих трибун. И, чтобы сделать сказанное более понятным простому населению, добавили: «Каждый по способностям, каждому по потребностям».

«Переходя реку, ощупываем камни» — сказал Дэн Сяопин, положив этой фразой начало политики реформ и открытости

Речами «красных» по ту сторону солнца старательно проникался и великий Мао Цзэдун. Научившись, наслушавшись да начитавшись он поставил Китай на отнюдь не отшлифованные рельсы — от Великого похода, через денежные банкноты с изображением Ленина, до великого, неделимого, национал-республиканского Китая. В истории этот путь назвали «Большим скачком Мао».

В то время как Мао упражнял страну в прыжках, Дэн Сяопин, наблюдая за соседним СССР предположил, что дела, мягко говоря, плохи, и отдал предпочтение воде как стихии―покровительнице, предложив народу не прыгать,а переходить реки. «Переходя реку, ощупываем камни» — сказал Дэн, положив этой фразой начало политики реформ и открытости.

Ну а пока государство решало проблемы установления новой финансовой политики и прибыльности ГП, заурядный свинопас Н из села Ж, не лишенный бизнес-извилины в левом полушарии, с удивлением для самого себя превратился в успешного бизнесмена Н из города О.

Темпы роста экономики Китая превзошли все ожидания, став Восьмым чудом света и сделав страну сверх-державой. Но другим негласным последствием такого быстрого развития стало формирование нового социального слоя, что точно не входило в планы классиков — отцов коммунизма. 

rich

«Фуэрдай» (富二代 богачи во втором поколении), мажоры, золотая молодежь, папенькины детки — как только не величают наследников экс-свинопасов с бизнес-карьерой, которых Вселенная уберегла от жизни в эпоху перемен. 

По оценкам самого крупного инвестиционного банка Америки Merrill Lynch, количество миллионеров материкового Китая  достигало 24 миллионов в 2004 году, и цифра должна была вырасти на 18% в течении 10 лет. 

В своем интервью китайскому Newsweek профессор школы экономики и менеджмента Чжэцзянского университета Чэн Лин сообщил, что по результатам бизнес-исследования, проводимого в восьми городах провинции Чжэцзян в 2003 году, две трети из 312 предприятий с ежегодным товарооборотом на сумму больше 5 млн являются семейными.

«Если строить прогнозы на традиционных принципах наследования и интеграции в китайских семьях, то можно предположить, что миллионеров, или даже миллиардеров — наследников в Китае на данный момент огромное множество» — говорит Чэн Лин.

Чжан Сюй Гуан в одном из своих трактатов о современном китайском обществе выделает четыре модели развития жизни наследственных богачей

Современный писатель, социолог, преподаватель каллиграфии Пекинского университета Чжан Сюй Гуан в одном из своих трактатов о современном китайском обществе выделает четыре модели развития жизни наследственных богачей.

Первая из них — успешная модель. В 20% случаев родители понимают, что развитие любого предприятия и компетентность руководителя — две взаимосвязанные постоянные. Для того чтобы передать действующее предприятие или стартовый капитал в руки настоящего лидера, родители в процессе воспитания ребенка особый упор делают на его образование. Университеты Лиги плюща, Кембридж и Оксфорд — обычно выбор падает на эти образовательные учреждения.

В некоторых случаях родители могут отдать предпочтение «обучению на практике» — с  ранних лет окуная наследника в рутину семейного бизнеса. Примером реализации такой модели развития событий является Ли Чжаокуай 1981 года рождения. Унаследовав завод по переработке стали Haixin, он стал ее успешным президентом с состоянием в 7 100 000 000 юаней. 

1703070Вторым вариантом развития событий является «модель увядания». Это относится к тем случаям, когда наследник вовсе не интересуется престолом, а хочет вести простое бренное существование.

Примером является пекинец Ван Шо 1982 года рождения. Сын известного застройщика улицы Ванфуцзин, владельца сети ресторанов быстрого питания вовсе не интересуется продолжением семейного дела. Его больше манит закулисье театра и кино, звездные подружки и вальяжный образ жизни. Человек искусства, что уж. 

Третьей и наиболее трагической моделью является «путь разорения». В таких случаях детки либо растранжиривают состояние родителей на «красивую жизнь и сопутствующие штрафы», либо, недополучив опыта и образования, начинают свое дело, которое, несмотря на постоянный поток инвестиций, в итоге все равно рушится.

К сожалению, с примерами реализации этой модели на практике китайскому современному обществу приходится сталкиваться чуть ли не каждый день. 25-летние владельцы «лексусов» избивают уборщиц за то, что те подметают возле их машин. Они напиваются и дерутся, употребляют наркотики и чудом избегают суровых китайских наказаний.

shutterstock_176222174

Китайские социологи называют  появление доселе неизвестного китайскому обществу феномена «наследников новых китайцев» необратимым и неизбежным побочным эффектом смешанного типа экономики. Активная пропаганда материальных ценностей в китайских СМИ, навязывание «китайской мечты» и процветание Rich 2G — все это ведет к духовному опустошению социальных масс. 

Деньги меняют страну, деньги меняют людей. Но не захлебнется ли Китай в розовой «народной валюте»? 

Так, например, по результатам одного из социологических исследований, 49% представителей этой прослойки состоят в браке. И 90% этих супружеских пар — реализация бизнес-проектов родителей. Согласно прогнозам экономистов, бурное развитие экономики будет продолжаться до 2023 года, что в несколько раз приумножит как количественные, так и качественные показатели «богатой прослойки».

Деньги меняют страну, деньги меняют людей. Но не захлебнется ли Китай в розовой «народной валюте»? «Каждый по способностям, каждому по потребностям» — каким образом реализуется фундаментальная заповедь коммунизма в данном случае?

Фото: Shutterstock.com

1190 просмотров 0 Комментариев

Добавить комментарий

Войти через:

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *