Главная Люди в Китае Андрей Левчин: «Китайская медицина — стабильный бизнес»

Люди в Китае:

Андрей Левчин: «Китайская медицина — стабильный бизнес»

Андрей Левчин — владелец центра китайской медицины «Бай Юнь» — рассказал корреспонденту «Правда в чае» о том, как поехал в Китай за лечением, а вернулся оттуда с практически готовым бизнесом. Также вы узнаете от Андрея о том, в чём заключается сложность управления китайским персоналом. 

— Андрей, ваша первая поездка в Китай была связана с лечением?

— Да, это так. Впервые я посетил в Китай в 2008 году, когда там проходила летняя Олимпиада. До этого в Петербурге врачи мне поставили диагноз: неспецифический язвенный колит, прописав операцию и лечение гормональными лекарствами. Информацию о возможности лечения в Китае я нашел среди отзывов на одном форуме и поехал лечиться в клинику в городе Далянь. Арендовал там квартиру и пришёл к врачам с таким настроем: «Давайте, друзья китайцы, лечите — иначе я не уеду! Вы же обещали меня вылечить!» И действительно, спустя месяц болезнь отступила. 

Прожив какое-то время в Китае (в Петербурге у меня к тому времени был хорошо налаженный юридический бизнес), я посмотрел на Китай совсем с другой стороны: познакомился с местными студентами через интернет-форум, стал общаться. А главное, я стал думать вот о чём: моё выздоровление — это случайность или закономерность? Я подумал: раз уж я приехал в Китай, надо чем-нибудь таким тут и заняться: походил по местным клиникам, познакомился с женщиной-переводчиком, создал русскоязычный сайт и стал привлекать людей на лечение. 

— Как вы находили людей? 

— Как оказалось, клиентов было находить совсем не сложно, всё происходило само собой: пациентов я находил на сайте, причём желающих оказалось достаточное количество и из разных регионов России и стран СНГ. В течение короткого времени с моей помощью в Далянь стали приезжать 10-20 человек в месяц: и не просто в Далянь, а в определённый медицинский центр. И соответственно, этот центр, который до этого особо никому не был нужен, стал местом притяжения независимых гидов и китайских туристических компаний. 

IMG_1314

— А как это отразилось на вас? 

— Китайские туристические компании быстро объяснили директору клиники, что работать нужно с ними, а не со мной. Так я превратился из главного партнёра в партнёра ненужного. И так же точно у меня расходились пути ещё с тремя клиниками. Я понимал, что единственный вариант — это основать своё дело в данной сфере. Я даже подумывал открыть свой кабинет, пригласить врача, но не решился. В итоге решил перевезти свою переводчицу и нескольких китайских врачей в Россию. Я подумал и решил, что раз в таком крупном городе, как Петербург, всего несколько подобных медицинских центров, то и конкуренции особой, в общем-то, не должно быть, и не ошибся. 

— По какому принципу вы выбирали врачей?

— Во-первых, у моего партнёра (а я сделал переводчицу к тому времени своим партнёром) было несколько знакомых врачей высокого класса. Во-вторых, я и сам пользовался их услугами, поэтому был в них уверен. 

Сложно было уговорить китайцев уехать?

— Да, это было довольно сложно, потому что далеко не все китайцы действительно хотят работать за границей.

— И какими были первые шаги в Петербурге?

— Я снял китайцам квартиру, что также оказалось весьма непросто, ведь, несмотря на разговоры о толерантности, к иностранцам у нас в городе относятся плохо и сдавать жильё им не хотят, если речь идёт не о роскошных апартаментах. После двух месяцев поисков я нашёл квартиру на Васильевском острове, где учится много китайцев, и к ним там более-менее привыкли.

— А что вы сделали ещё?

— А ещё я получил лицензию, на что также ушло два месяца и 100 тысяч рублей.

— Помещение для центра вы арендуете или оно в вашей собственности?

— Арендую, причём оно довольно большое, и я понимаю, что переоценил возможности рынка. Помещение находится в центре, и в моих планах открыть медицинские центры в спальных районах, где живёт больше людей.

— А как насчёт закупки оборудования? 

— Весь медицинский центр я купил в Китае. Просто пришёл на медицинский рынок и всё купил. Было это так: пошли мы на рынок с докторами и я сказал им: «Что вам нужно для работы? Выбирайте!» Всё выбранное мы упаковали и отправили. К тому времени, когда мы с врачами приехали в Петербург, груз как раз прибыл. В общей сложности, на открытие центра вместе с покупкой оборудования, арендой и ремонтом я потратил около 50 тысяч долларов.

— И каков срок окупаемости вложений?

— Полтора года.

— Коротко и ясно. А что сейчас представляет собой ваш центр?

— Прошло уже 3 года, и если честно, запал этот китайский у меня уже пропал. В этом году ко мне присоединился партнёр и мы открыли ещё один центр. Для меня приход партнёра стал своеобразной «свежей кровью», подтолкнул к редизайну сайта и т.д. А ещё мне было бы интересно познакомиться с теми, кто хотел бы развивать китайскую медицину у себя в городе.

— На ваш взгляд, будет ли расти спрос на эти услуги?

— Я считаю, что эта услуга не массового спроса, поэтому такое трудно спрогнозировать.

— Спустя 3 года работы можете сказать, что самое сложное?

— Управление персоналом. Есть такие слова у Высоцкого: «Бить нельзя их, а не вникнyт — pазъяснять!». Понимаете, у всех людей иногда случаются какие-то «запарки», внутренние конфликты. Задача, которую я формулирую перед доктором: человек должен прийти, заплатить деньги и уйти отсюда здоровым. Он не должен сюда больше приходить. А, например, на тайский массаж человек приходит как на развлечение, можно регулярность этой услуги продавать. Да, в китайской медицине тоже есть профилактика, но никто ведь не хочет чувствовать себя больным, это чисто психология: зачем я пойду лечиться, если у меня ничего не болит? Плюс, есть неинформированность людей и, соответственно, страхи. Для некоторых людей пойти на иглоукалывание это уже поступок.

IMG_1310

— Каким образом вы стимулируете своих сотрудников: есть какие-то поощрения или наказания?

— Я не учился ими управлять, поэтому какого-то точного рецепта дать не могу — всё происходит методом проб и ошибок. Наказывать их очень трудно, потому что если человек обидится, а тем более китаец, то обидится «на несколько ходов вперед», и потом эту его обиду уже не отмотать назад, да и былые отношения не вернуть. Обиженные плохо кушают, начинают хотеть домой, и ничего им уже не хочется… Вот такая психология… Поэтому наказаний, как таковых, нет. Если говорить о поощрениях, то, на мой взгляд, самое большое поощрение — это чёткое выполнение с моей стороны всех моих обязательств, прописанных в договоре. Из весомого — всем китайцам положено быть на китайский Новый год с семьями, поэтому я оплачиваю своим сотрудникам авиабилеты — и отпуск в это время у них всегда есть.

Также есть и разработанная система премиальных выплат. Это не секрет — любой китайский работник практически всегда получает процент от стоимости процедуры. Есть базовая ставка, а всё, что наработано сверх — это маленький процент, за который, в общем-то, они и работают. Понимаете, если человеку сказать, что он будет зарабатывать в месяц полторы или там две тысячи долларов, то это всё: он успокоится, и какая ему разница, как он будет работать — ведь он всё равно свои две тысячи получит! А здесь немножко по-другому: ты зарабатываешь себе, условно говоря, долларов 700-800, а чтобы заработать остальное, вводится какой-то процент. Если хочешь, чтобы китаец работал, то нужно ему сделать прямую материальную зависимость: больше клиентов — больше процентов, чтоб он мог это всё считать. Потому что всё своё свободное время большинство китайцев посвящает высчитыванию своих предполагаемых заработков. Так что при таком подходе им всегда будет, к чему стремиться. 

— Андрей, а могли бы вы для наших читателей сделать такой вывод: выгодно ли иметь свой медицинский центр?

— Понимаете, если вести агрессивный маркетинг: например, зарядить всех сотрудников на то, что любого пришедшего надо раскрутить на деньги, продавать ему кучу ненужных таблеток и лекарств, получать с человека деньги, а потом что с ним будет, неясно… то это, конечно, будет супер прибыльный бизнес. Но у меня, честно говоря, нет способностей маркетинг такой вести, поэтому я действую по-другому — ничего не впариваю, ничего лишнего не продаю. То есть нужно понимать, что 30-35 % прибыли будет уходить на самую затратную часть — аренду помещения для центра и аренду квартиры для сотрудников. Поэтому, чтобы выручку увеличить, нужно либо больше людей привести, либо приведённому человеку напродавать кучу ненужного. 

Я бы сказал так: центр китайской медицины — это бизнес безусловно доходный, с постоянной прибылью 50-250 тысяч рублей в месяц (в зависимости от масштаба центра и проходимости). То есть у вас всегда будет какой-то стабильный доход, но очередей огромных не будет, потому что в современном мире спрос рождает предложение, и успех вашего предприятия будет во многом зависеть от подготовленности людей, которые живут в вашем городе и которые знают что-то о китайской медицине. Так что решать тут должен каждый сам, заниматься ему этим или нет.

357 просмотров 1 Комментариев

Один комментарий на «“Андрей Левчин: «Китайская медицина — стабильный бизнес»”»

  1. Юля Беспалых:
    тем более китаец, то обидится «на несколько ходов вперед», и потом эту его обиду уже не отмотать назад, да и былые отношения не вернуть.

    Очень верно подмечено.
    Интересная статья, спасибо!

Добавить комментарий

Войти через:

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *